четверг, 29 декабря 2011 г.

Бизнес и госслужба: не следует ли ограничить свободу перехода из одной сферы в другую?

Александр Шиляев

26 декабря Дмитрий Медведев написал в своем блоге, что считает правильным ввести контроль за расходами чиновников. Наверное, оно и в самом деле не мешало бы. Но… Врачи, когда не могут поставить диагноз или когда от болезни нет специального лекарства, лечат ее по симптоматике: повышается температура – дают жаропонижающее, от спазмов дают спазмолитики и т.д. Наши власти тоже пытаются действовать таким же способом, пробуя и то, и это, будто столкнулись с какой-то неведомой инфекцией, от которой нет ни вакцины, ни этиотропного препарата. Но ведь кое-что да есть. Пусть не панацея, но хоть что-то. Тем более и причины ее достаточно хорошо изучены, и симптомы описаны…

В 1994 году вышла статья нобелевского лауреата по экономике Мертона Миллера, в которой обсуждался вопрос необходимости усиления регулирования рынков финансовых деривативов. Отвечая на поставленный вопрос, проф. Миллер убеждал нас, что такой необходимости вовсе нет. Более того, все проблемы, которые прежде случались в финансовом секторе, были связаны с неадекватной политикой различных регуляторов, в первую очередь, ФРС, но никак не с недостатком регулирования выпуска и обращения деривативов. Да и что и как мог ответить на такой вопрос приверженец чикагской школы и профессор Школы бизнеса Чикагского университета?

Откуда же вообще берутся требования об усиления регулирования финансовых деривативов? Отвечая на этот вопрос, Мертон Миллер ссылается на две весьма отличные друг от друга точки зрения, существующие в теории рыночной экономики по версии Чикагской школы. Первое направление связано с именем Милтона Фридмана и приписывает правительственные вмешательства заблуждениям, бытующим среди населения относительно того, что было бы для экономики лучше. Т.е. все дело в обывательском невежестве, и задача экономистов в противостоянии ему и тем ошибкам, которые совершаются в угоду такому образу мыслей. Второе объяснение ассоциируется с именем Джорджа Стиглера и по признанию самого Миллера звучит куда более цинично. Предпринимаемые меры по регулированию осуществляются намеренно в угоду и к выгоде тех или иных групп и осуществляемые против и за счет интересов конкурентов. Другими словами, это продукт не вполне честной конкурентной борьбы, а не публичных требований, обусловленных слабой информированностью и некомпетентностью.

Далее Миллер продолжает, что, несмотря на то, что политики и чиновники (Миллер говорит о конгрессменах) не участвуют напрямую в разделе прибылей предприятий тех отраслей, которые они курируют, так как по законам США такое поведение было бы расценено как коррупция, их достаточно прочные и дружественные связи с бизнесом не являются ни для кого секретом. Услуги, оказанные спонсорам при занятии чиновником того или иного поста, могут сторицей окупиться после отставки или ухода на пенсию.

В Японии, например, такие связи вообще оказались институциолизированными в форме, известной под названием “amakudari” (буквально «сшедшие с небес», на англ. “the descent from heaven”). Так, по выходу на пенсию какой-нибудь министерский чиновник, который зарекомендовал себя на службе «добрым» отношением к своим подопечным клиентам, вполне может рассчитывать на хорошо оплачиваемую должность в совете директоров или в правлении японского банка, страховой или брокерской компании. Сходные практики, может быть и не в столь изысканной форме, существуют и в США и в других западных странах. Правда, в отличие от Японии в большинстве этих стран нормой является двунаправленное движение высших менеджеров и высокопоставленных чиновников. Так, многие руководящие посты в правительстве часто занимают топ-менеджеры различных крупных банков и компаний, министерские же чиновники часто с госслужбы переходят на работу в коммерческие структуры. В Японии же все высокие министерские должности занимают кадровые чиновники, пришедшие в ведомство сразу после университета.

Как бы там у кого ни было, кто бы какие механизмы ни изобретал, но очевидно, что у чиновников достаточно стимулов, чтобы своими действиями обеспечивать не интересы своего ведомства и, стало быть, государства, а бизнеса, кроме того, защищать эти интересы не беспристрастно, но только определенных групп, которые по тем или иным причинам оказались тому или иному функционеру более симпатичны, выгодны, полезны (нужное подставьте сами). Все это представляло бы для нас только теоретический интерес, если бы Россия была исключением из правил. Но данные проблемы нам тоже очень хорошо знакомы, и у нас они тоже далеки от разрешения. Причем, у нас тоже сложилась совсем не японская практика «ротации» кадров: бизнесмены переходят на руководящие должности в государственные структуры, чиновники нередко уходят на руководящие позиции в бизнес.

Если такая свобода действий некоторым образом плодит несовершенства этого мира, почему бы ее не ограничить? Скажем, чиновникам из министерства финансов (и прочих структур, рядом стоящих), если уж мы начали говорить о финансовой сфере, по отставке или выходу на пенсию на некоторое количество лет запретить занимать должности в коммерческих структурах, занятых в финансовой отрасли? Человеку, пришедшему на госслужбу из одной компании, по увольнении с госслужбы запретить возвращаться на работу на эту же компанию (и компании, аффилированные с ней). Другими словами, законодателю следовало бы подумать над тем, каким образом можно исключить возможность для чиновника подготовить себе запасной аэродром за время государственной службы и в ущерб государственным интересам и отдельным участникам той или иной отрасли. Может быть, такая перспектива наоборот с самого начала удержала бы многих потенциально нечистых на руку людей от хождения во власть.


Думаю, мистер Миллер не одобрил бы и такого способа вмешательства в дела рыночной экономики, но поскольку он сам достаточно образно описал проблему, не предложив при этом никаких способов ее решения, продолжение пришлось додумывать самостоятельно. Между прочим, очень интересно, к какой модели он отнес бы подобный тип регулирования – по Милтону или по Стиглеру? Мне кажется, что ни под один, ни под другой случай он не подходит. Наверное, все же с регулированием не все так просто, как пытались представить господа Фридман и Стиглер.

Литература:
Miller, M.H. Do we really need more regulation of financial derivatives? The University of Chicago Graduate School of Business, Selected Paper #75, 1994.

Комментариев нет:

Отправить комментарий