понедельник, 30 июля 2012 г.

Корыстные филантропы

Александр Шиляев

Вот еще одна статья в продолжение темы денег и сложных взаимоотношений, возникающих между ними и людьми. Написана была немногим более года назад, оригинал опубликован здесь. Случись мне писать эту заметку сегодня, я бы несколько иначе расставил акценты, но пусть все остается как есть. А начало темы, хотя оно и было положено хронологически позднее, находится здесь.

Корыстные филантропы


Все больше занимает филантропов проблема эффективности приложения собственных средств, отпущенных на благие дела. По сути, об этом все три последние книги, посвященные современным проблемами и практике благотворительности и упоминаемые The Economist в статье Giving for Results.

Журнал приводит слова Уоррена Баффета, который сетует, что зарабатывать деньги куда проще, чем эффективно их раздавать. По-моему, прежде перед меценатами и филантропами такая проблема не стояла, когда они лично распоряжались своими средствами, знали кому и на какое дело жалуют.

Теперь же благотворительная отрасль стала самостоятельной и не менее развитой, чем прочие отрасли экономики. Она обросла массой всяких посредников и прилипал, которые не прочь поживиться на управлении поступающими от благотворителей в адрес страждущих средствами. Теперь уже функционеры от различных фондов решают, куда и сколько средств направить. И сами благотворители всячески способствуют укреплению подобной практики. По мере того как благотворительность становится более элементом маркетинга и пиара, нежели зовом сердца, потребностью души, современные филантропы с радостью снимают с себя всякую дальнейшую заботу о пожалованных средствах. И вот результат.

Упомянутые в статье книги как раз о том, что подобную практику следует прекращать, что филантропы должны проявлять большую заботу об эффективности расходования собственных средств, о конечных целях своих дарений и, конечно, о методах измерения этой самой эффективности - без последнего действенный контроль невозможен в принципе. Соответственно, авторы предлагают ряд механизмов по приданию благотворительному процессу более рационального целеполагания.

Но все же, в первую очередь, затевая этот пост, я хотел поговорить не о сложившейся практике в современной благотворительности, а о тенденциях, о ее перспективах, но несколько в неожиданном фокусе. По крайней мере, мне так кажется.

В статье упоминается об инициированной Биллом Гейтсом и Уорреном Баффетом инициативе под названием The Giving Pledge. На самой первой странице сайта миссия данного начинания определена очень четко и лаконично, буквально:

The Giving Pledge's Mission4

Что примечательно, по данным того же журнала, за последние годы к инициативе присоединилось уже 69 миллиардеров и их семей. Заметим, это видно из текста, что пока участие предлагается только американцам. Но что еще более существенно, так это то, что на благотворительные цели им предлагается потратить большую часть своего благосостояния. Полный перечень "пледжеров" можно посмотреть там же на сайте. Между прочим, к списку присоединился и 27-летний основатель "Фейсбука" Марк Цукерберг, что позволило "Экономисту" сделать вывод, что ген дарения, присущий прежним поколениям американцев, передался и нынешним. Среди прочих подписантов Тед Тернер, Пол Аллен, Дэвид Рокфеллер, Майкл Блумберг, Ларри Эллисон и так по списку (многие персоны и фамилии у нас в России не на слуху, у нас же свои герои есть). Вот, например, письмо Джорджа Лукаса, в котором он объясняет мотивы, которые побудили его присоединиться к Giving Pledge:

Storytellers are teachers and communicators who speak a universal language.  That was Homer’s primary role, and both Plato and Aristotle used narratives and dialogues as a means of educating.  Good storytelling is based on truths and insights, and a good storyteller is ultimately a teacher – using the arts as a means of making education emotionally meaningful.  These are all tools at our educational system’s disposal, but too often we aren’t making use of them.
When I was in high school, I felt like I was in a vacuum, biding time.  I was curious, but bored.  It was not an atmosphere conducive to learning.  I was fortunate that I found my path and my language.
It’s scary to think of our education system as little better than an assembly line with producing diplomas as its only goal.  Once I had the means to effect change in this arena, it became my passion to do so – to promote active, life-long learning.  I believe in the artisan school of learning, through apprenticeships and Aristotelian questions and discussion.  This level of engagement dates back to the beginning of human life, but it’s still the best way of doing things.  There have to be universal standards – particularly in education – and while it seems unwieldy, there is a willingness among educators to share their best practices.
Ultimately, that is why I created Edutopia and the George Lucas Educational Foundation.
The focus of GLEF has been to share educational innovations – cooperative and project learning, mentorship, parental involvement, and technological advances.  This all comes straight from those on the front lines, from teachers who are putting these methods into practice.  We are the facilitators.  Our goal has been to showcase bold successes and inspire others to further increase the appetite for education.  Our hope is that administrators, teachers, and parents will see the power of these collective efforts and join the fight for wider reforms.
But reform is just the beginning.  We need to build new foundations, fostering independent thought and a desire to keep learning.  Our students need to come away with more than just survival skills, and more than just what is required to complete the program.  We need to promote critical thinking and emotional intelligence.  We need to focus on building an education system that promotes different types of learning, different types of development, and different types of assessment.  We have an opportunity and an obligation to prepare our children for the real world, for dealing with others in practical, project-based environments.  It’s about working together and building character – being compassionate, empathetic, and civil as a means to a greater end.
As technology changes, so do students.  So should classrooms, and so should our methods of teaching.  In a few short years, connectivity has gone from a technological novelty to a daily necessity.  It’s how our culture communicates, and our children are at the forefront of its use.  Understanding those tools – and how to integrate them into learning – is an integral step in defining our future.
My pledge is to the process; as long as I have the resources at my disposal, I will seek to raise the bar for future generations of students of all ages.
I am dedicating the majority of my wealth to improving education.  It is the key to the survival of the human race.  We have to plan for our collective future – and the first step begins with the social, emotional, and intellectual tools we provide to our children.  As humans, our greatest tool for survival is our ability to think and to adapt – as educators, storytellers, and communicators our responsibility is to continue to do so.
George Lucas
К обсуждению этой тенденции, возможных ее плюсах и минусах для общества я, может быть, вернусь со временем, - посмотрим, как дело пойдет, что из этого выходить будет. Пока же в связи со всем вышесказанным у меня только один вопрос: интересно, сколько времени займет, когда в этом списке (или другом подобном) появятся фамилии наших многочисленных миллиардеров и мультимиллионеров? Ведь наши филантропические традиции ничуть не уступят таковым американцев. Правда, еще одна тенденция. У нас всегда было принято, что благотворительность находилась как бы в тени, правая рука не должна была знать, что делает левая. Так вот сегодня, по-моему, эта практика сошла на нет. Ну что ж, пусть так. Зато теперь нам проще будет знать своих героев, если таковые появятся и смогут встать в один ряд с американскими первопроходцами.

Комментариев нет:

Отправить комментарий