четверг, 8 марта 2012 г.

Prof. Mankiw ответил студентам

Александр Шиляев


Мы уже писали, что 2 ноября прошлого года группа студентов Гарвардского университета, будучи недовольной преподаванием им вводного курса экономики, покинула занятия проф. Мэнкью (Greg Mankiw), направив ему соответствующее письмо. Профессор экономики ответил им спустя месяц на страницах газеты The New York Times. Может показаться, что тема исчерпана и незачем ворошить прошлое, тем более, что с момента событий прошло уже четыре месяца. Но было бы несправедливо остановиться на полдороги, предоставив слово только одной стороне, и случай этот совсем не рядовой и говорить о нем, хотят того его участники или нет, будут еще долго. Поэтому уместно обратиться к ответу "пострадавшей" стороны.


Общий вывод таков: студентам хорошо бы знать, против чего протестовать; через курс, которому их учат, прошли уже тысячи студентов, и хотя бы только поэтому он заслуживает того, чтобы и нынешние студенты столь же безропотно ему внимали; и когда нынешние студенты сами станут профессорами, тогда, может быть, им удастся улучшить учебники и курсы по экономике, что, конечно же, будет только приветствоваться. А пока...



Если чуть подробнее, то ответ вышел каким-то скомканным и не очень логичным и последовательным. Признаться, мог бы профессор Мэнкью постараться и изложить свои мысли почетче и поближе к делу. Но уж как вышло, так и вышло.

Говорил профессор о ностальгии по временам, когда сам был студентом, потому что нынешняя ситуация каким-то образом напомнила ему атмосферу поздних 70-ых. Вспомнил цитату из студенческой газеты The Harvard Crimson в свою защиту. Долго рассказывал о том, какой критике подвергся известный учебник по экономике Пола Самуэльсона, по которому сам Мэнкью начинал освоение профессии. А потом вспомнил, что он и сам, как Самуэльсон, написал учебник, который познакомил с основами экономики миллионы студентов. И что если экономика сегодня тяготеет к какому-то одному преимущественному образу мыслей, то он в этом виноват ничуть не больше, чем другие представители профессии.

Говоря все это, неужели проф. Мэнкью не отдавал себе отчет в том, что милионные тиражи еще не залог безупречности, истинности, непредвзятости, всего того, что искали и хотели получить от его курса недовольные студенты? Да и кто не знает, как работает образовательная маркетинговая машина в Америке?! Думаю, кто угодно, только не студенты Гарварда. И кому, как не им знать, что продавать большими тиражами совсем не значит продавать за дешево. Вот, кстати, самая что ни на есть "объективная реальность" экономики, данная нам в самых что ни на есть ощущениях, на объяснение которой у профессора экономики в его курсе наверняка не хватает времени. Университеты упорно превращаются из центров научной и образовательной деятельности еще и в коммерческие предприятия. Причем, настолько упорно, что студенты вынуждены выходить на улицы и по этому поводу. Где уж тут думать об истине, когда речь заходит о больших деньгах?

"Курс, который я читаю, - пишет м-р Мэнкью, - это общий обзор экономики мейнстрима. Он включает идеи "of many greats in the field, like Adam Smith, David Ricardo, Arthur Pigou, John Maynard Keynes and Milton Friedman. The material is similar to what you’d learn at most other universities". О, да, конечно, идеи Джона Мейнарда Кейнса - это экономика мейнстрима, и я не знаю, возможно, проф. Мэнкью, действительно, уделяет его работам и работам его последователей должное внимание, но вот насчет существования единообразного подхода "в большинстве других университетов" он откровенно лукавит. Почитайте статью проф. Кругмана и комментарии к ней, сделайте выводы сами, в разных университетах "mainstream economics" - это одно и то же или нет?

Что еще проф. Мэнкью счел нужным сказать своим студентам? Что он, как и большинство экономистов, считает, что изучение экономики не должно отягощаться идеологией:
"Yet, like most economists, I don’t view the study of economics as laden with ideology. Most of us agree with Keynes, who said: “The theory of economics does not furnish a body of settled conclusions immediately applicable to policy. It is a method rather than a doctrine, an apparatus of the mind, a technique for thinking, which helps the possessor to draw correct conclusions.”"
Позвольте спросить, что значит, "правильные выводы", "правильные" для кого и в каком случае? Авторы книги The Economics Anti-Textbook Род Хилл и Тони Майат тоже обратили внимание на это место в ответе Мэнкью и вот что сказали по этому поводу:
"Notice the wording he uses, “correct conclusions.” If there were “correct conclusions” to be drawn from using the economic method of thinking, there would be a consensus among economists on most positive economic questions. And while the mainstream texts always claim that such a consensus exists, the evidence suggests otherwise. I’m not just talking here about the profession’s response to the financial meltdown and the ongoing economic crisis, but even more mundane questions such as the effect on unemployment of an increase in the minimum wage. So, Mankiw is simply showing his own bias by implicitly claiming a consensus, by saying there are “correct” conclusions to be drawn".


Но так и не ответил профессор на претензии студентов, не сказал, будет ли он что-то менять в своем курсе или нет. Наверное, просто не услышал, о чем спрашивали они его, а может быть и вовсе не слушал. Может быть, за тридцать лет, что прошли со времен его собственного студенчества,  профессор настолько привык к тому, что слушают его, что разучился слушать сам? Если это так, то вот вам еще один пример из реальной экономики: это, пожалуй, именно тот случай, когда пожизненное профессорство приводит к недобросовестному поведению (moral hazard) и не идет на пользу ни студентам, ни университету, ни науке. Who cares?

Комментариев нет:

Отправить комментарий