пятница, 20 января 2012 г.

О жизни оленей и бродячих собак

или О том, как знание наук естественных может помочь устроению дел общественных

Александр Шиляев

Человек в своих инженерно-технических изысканиях давно уже научился брать пример у природы, изучая устройство и принципы действия природных объектов и перенося их на собственные творения и изобретения. И вполне неплохо у него это получается, если с умом подходить. Но тут самое взаимодействие проще - от наук естественных до наук технических рукой подать, любой инженер физика или химика куда лучше и быстрее поймет, чем лирика.

Инженеры же общественного устройства, т.е. политики, видимо, считают к их работе законы развития мира неприменимы. В результате их творения еще дальше отдаляются от и без того недостижимого идеала. Это все из-за спеси (hubris), из-за ложного представления человека о своем превосходстве над всем сущим. Вот два небольших примера.

1. Об оленях и предпринимателях

Олени

Одно время в одном небольшом штате США на восточном побережье была запрещена охота на оленей. При этом в соседнем штате, сходном с первым и размерами, и плотностью населения, охота на них была разрешена. Естественно, никаких преград для миграции оленей между этим штатами не существовало, и они свободно перемещались, как им вздумается. Но охотники из первого штата, где охота была запрещена, и которые хотели поохотиться на оленей, ехали во второй штат. Как вы думаете, как сказывалось такое регулирование на популяции оленей в том и другом штатах?

К несчастью оленей из первого штата не в их пользу. Во втором штате, где охота была разрешена, популяции с лихвой хватало и для своих, и для приезжих охотников, и для нормального воспроизводства поголовья. Регулируемая таким образом численность животных имела своим следствием отсутствие избыточной конкуренции за кормовую базу. В результате олени во втором штате были крупнее своих собратьев-соседей, и, таким образом, как трофеи оказывались более привлекательными объектами для охоты. Очевидно, хорошее питание непосредственным образом сказывалось и на здоровье животных в целом, на их способности к воспроизводству, выхаживанию потомства.

В первом штате наблюдалась ровно противоположная картина. Отсутствие должного регулирования привело к бесконтрольному росту численности поголовья оленей (их естественные природные враги - пума, волк, медведь, рысь - были уничтожены еще раньше или их численность была сведена к минимуму). Конкуренция за кормовую базу, и без того ограниченную, усилилась, это привело к тому, что животные стали голодать, болеть и даже погибать от истощения. Даже в этих условиях попытки властей снять запрет на охоту долго еще натыкались на категорические протесты со стороны "зеленых".

Предприниматели

История с оленями вызвала у меня ассоциации с российским предпринимательством. Наши предприниматели, в первую очередь, конечно, из малого бизнеса, из совсем малого бизнеса, напоминают мне оленей из первого штата. Они также голодны и, вы возьметесь спорить, но это так, излишне многочисленны. (Если кто-то решит аргументировать свои доводы против данного высказывания, приводя в пример процент малых предпринимателей в развитых странах, то я на это так прямо и отвечу: "На то они и развитые, чтобы иметь возможность позволить себе такую роскошь". Мы же пока не можем, так как наш внутренний рынок по сравнению с их рынками - жалкий кусочек шагреневой кожи. А если сопоставлять внешние рынки, то вообще окажется, что к нашим малым предпринимателям даже самое понятие неприменимо. То есть можно сказать, что наши предприниматели еще в менее выгодном положении оказались, чем те олени, так как последним хотя бы никто не запрещал мигрировать в более кормные места, а наших бизнесменов на внешних рынках определенно никто не ждет, если для оленей никаких барьеров не было, то для наших бизнесменов их масса.)

Формально низкие барьеры для занятия бизнесом создают у людей ложные стимулы и представления, сигнализируя им, что предпринимательство у нас приветствуется, а занятие бизнесом доступно каждому. В результате картина получается такая, что предпринимательством у нас вроде бы и просто заниматься, но на практике почему-то не получается создать уверенную такую в себе прослойку кулачков и середнячков, которая бы представляла из себя силу и могла о себе заявить. То же самое, кстати, у нас с высшим образованием. Оно доступно практически всем, но о его качестве лучше даже и не вспоминать...



Государству следовало бы подумать над тем, чтобы поднять планку повыше. Все прекрасно понимают, что на 10 тыс. уставного капитала  не купишь даже стола с креслом, не говоря уже обо всем остальном. Возможно, это заставило бы и будущих, и действующих предпринимателей более ответственно относиться к своей затее, чувствовать риск и, если хотите, страх именно за свое дело, а не за те противоправные действия, которые они совершают в рамках ведения и защиты своего бизнеса. Предпринимательство по определению и в хорошем смысле слова должно быть рискованным занятием. Многим же нашим предпринимателям это чувство незнакомо. Возможно, если бы барьеры стали выше, они стали и более внимательно относиться к варианту слияний, совместному ведению бизнеса. Сегодня из малых предпринимателей вообще мало кто рассматривает такой подход для его сохранения и развития. Другими словами, самое дело, едва только начатое и почему-то не заладившееся, не представляет для бизнесмена особой ценности и часто с легким сердцем просто бросается. Отсутствие должных стимулов не вынуждает предпринимателя до конца бороться за выживаемость своего дела.

Мне иногда кажется, что в средние века, когда экономической теории еще и в помине не было, когда об экономике никто не имел не малейшего представления, когда вообще еще никаких научных теорий не было, люди куда лучше представляли, что в этой экономике (экономика-то была, как ни странно!) делать и как. Путь от ученика до мастера цеха был долог и труден. Никаких гарантий, что подмастерье все-таки дослужится до мастера не было и быть не могло. Вступительный взнос в цех для подмастерья, добившегося наконец права быть принятым в полноправные члены цеха - в мастера, был высок. При этом заниматься ремеслом вне цеха категорически запрещалось. И такой порядок не был чьей-то блажью. В нем была своя суровая логика. Никто не говорит, что средневековый порядок следует вернуть в наше время, но проанализировать стоит. В нем было много здравого смысла, рожденного куда более чистым разумом, незамутненным последующим заидеологизированным теоретизированием.

Речь не идет о дискриминации, о создании неравных условий. Но государство должно обеспечивать условия для конкуренции не только за барьерами рынка, но и на подступах к ним. Есть опасность, что, подними государство планку, масса потенциальных предпринимателей окажется на бирже труда. Ничего плохого в этом нет. Работники стране нужны. Не только руководители. Плохо другое - то, что государство само не готово дать этим рукам работу и другим по-хорошему не дает это сделать. В общем такая вот позиция собаки на сене.

2. О бездомных животных и чистоте дворов

Змеи, змеи кругом, будь им пусто!
В. Высоцкий

Применительно к задумке данной статьи пример с оленями не очень нагляден. Он, проводя аналогию, не показывает напрямую, как незнание законов природы и связей, которые управляют этим миром, может приводить к ошибочным выводам и решениям. Тем более в этом примере незримо всюду присутствует моральная категория, которая напрочь встроена в наш образ мыслей, без обращения к которой не обходится ни один мыслительный процесс, но которая полностью за ненадобностью игнорируется Природой в ее работе. Отсюда наш постоянный конфликт с этим миром, наши попытки сделать его лучше, как нам кажется. Поэтому вот пример второй.

В.В. Жириновский пообещал избирателям истребить всех бродячих собак, если ему случится стать президентом. Они расплодились в таком количестве (кстати, далеко не везде), что людям становится страшно ходить по улицам, говорит политик, они кусают и пугают наших граждан, и так больше продолжаться не может. Возможно, лидеру ЛДПР более симпатичны крысы, вороны и прочая живность, убирающая за нас наши улицы, но физическое истребление собак не устранит причины их распространенности и агрессивности.

Собак, - а равно и прочей живности, может быть, менее заметной, но оттого не менее многочисленной, - так много на улицах наших городов по одной простой причине, - потому что они находят на них достаточно пропитания. Причины этой проблемы - распространенности собак - в том, что наши улицы и дворы плохо убираются от мусора. Собаки и другие животные, наоборот, подъедая все это, не дают всем этим отбросам превращаться в гниющие массы, представляющие еще большую угрозу для перенаселенных городов.

Уберите с улиц съедобный мусор и проблема бездомных животных решится за некоторое время сама собой. Если же из этой цепочки убрать только собак, не предприняв сверх того никаких мер, то нынешнее состояние, вызвавшее тревоги г-на Жириновского, покажется пределом мечтаний. Истребление собак приведет к резкому росту численности птиц и грызунов, так как исчезнет конкуренция со стороны собак, которые сейчас не только конкурируют с ними за пищу, но и являются едва ли не единственными естественными врагами. Юристу Жириновскому не плохо было бы проконсультироваться с эпидемиологами о возможных вариантах развития такой ситуации. Что может быть хуже вспышки смертельного инфекционного заболевания для многомиллионного города? Да после таких событий бродячая собака удостоится памятника на Красной площади вместо мавзолея. И это будет еще очень скромное воздаяние за всю ту работу, которую несчастные животные часто не по своей воле делают сейчас за человека.

Скорее всего, г-н Жириновский не станет президентом, и собаки останутся целы. Но невежество людей в одних вопросах и чрезмерная самоуверенность и высокомерие в других уже натворили достаточно бед (почитайте Распутина, Приставкина, и вы поймете, о чем идет речь, но не только) и еще натворят. Поэтому в наше время вопросы обустройства нашей жизни, чего бы они ни касались, уже не могут быть отданы на откуп одним только политикам. Сегодня они уже слишком мало знают, чтобы иметь решающий голос.

Комментариев нет:

Отправить комментарий