пятница, 8 июня 2012 г.

Funny Doesn't Equal Fun

Городничий: ...Эх ты, толстоносый! Сосульку, тряпку принял за важного человека! Вон он теперь по всей дороге заливает колокольчиком! Разнесет по всему свету историю. Мало того что пойдешь в посмешище — найдется щелкопер, бумагомарака, в комедию тебя вставит. Вот что обидно! Чина, звания не пощадит, и будут все скалить зубы и бить в ладоши. Чему смеетесь? — Над собою смеетесь!.. Эх вы!..


Н.В. Гоголь. Ревизор.

Только вчера я написал о том, как полезно прислушиваться к мнению других, чтобы лучше понять себя (свой народ), посчитав при этом излишним делать оговорки, что и чужое мнение может быть предвзятым и далеко не всегда объективным (а как же иначе, это, по-моему, само собой разумеется), как сегодня вынужден поправиться. Точно, господа хорошие, далеко не все, что о нас пишется и говорится, делается исключительно со знанием дела, с благими намерениями, без задней мысли. Даже если речь идет о прошлом, от которого мы сами открещиваемся, как можем, и которое нам самим все труднее вспоминать и понимать по мере того, как мы все дальше и дальше отдаляемся от него.

Сегодня мне попалась на глаза вчерашняя статья в блоге Crooked Timber, в которой представлена краткая рецензия очередной книги английского писателя (говорят, документалиста) Фрэнсиса Спаффорда (Francis Spufford). Труд этот называется Red Plenty и посвящен всецело экономике СССР: ее истории, логике, методам управления и краху (с точки зрения автора, надо думать, закономерному и неизбежному; правда, кто же кроме русских не понимал столь очевидной вещи?) (кстати, 360 стр. на все про все -- очень щедро, не находите?). Поскольку самой книги я не читал, а судить о ней по чьей-то рецензии, тем более, не возьмусь, поэтому и комментировать ничего не буду. Но скажу, что при чтении статьи и кратких выдержек из книги, содержащихся в ней, мне почему-то невольно вспомнилась ерническая повесть Войновича "Москва 2042". Так вот относительно обсуждаемой книги (повторюсь, Red Plenty я не читал) ощущение возникло то же, что и относительно "творения" Войновича: эмоций и фантазий в книге больше, чем всего остального, и еще крайне скудное представление о предмете (а как вы думаете, какой бы объем потребовала такая тема у серьезного исследователя?).

И вот к какому выводу я пришел: иностранцы, конечно, имеют право писать и говорить о нас (о ком бы то ни было еще; как, собственно, и мы о них), что вздумают и как вздумают, но иногда лучше этого все же не делать. Просто потому, что так умнее будет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий